Хойт С.К. Иноэтничные включения в группах европейских ойрат (калмыков) по данным родословных // Сборник трудов молодых ученых, аспирантов и студентов Калмыцкого государственного университета. Элиста: Изд-во КГУ, 2008. с. 42-45.

скачать doc, 119 kb (rar, 16 kb).

История западной ветви ойрат, как и вообще история любых кочевников, полна упоминаний о взаимодействиях с теми или иными соседями. Спектр этих взаимодействий был довольно широк, от мирных отношений и взаимных браков до войн и тотального уничтожения. При этом часто в ходе этих взаимодействий в ойратские улусы попадали люди иных этнических групп. Люди (чаще, конечно, женщины), попавшие в улусы, как правило, в качестве пленных, оставались в ойратской среде и даже имели шанс оставить после себя потомство. Кроме одиночек в улусы попадали и целые группы, которые по прошествии нескольких поколений полностью ассимилировались. Однако, несмотря на большое количество свидетельств активных взаимодействий ойратских групп со своими соседями, определить удельный вес инкорпорированных в ойратское общество иноэтничных элементов довольно сложно, и насколько известно, таких попыток до сих пор еще не делалось. Данная работа является первой попыткой очертить размер и структуру иноэтничных элементов в группах волжских ойрат, известных ныне под именем калмыков.
Материалом для исследования послужили данные о происхождении доноров, принявших участие в популяционно-генетическом исследовании, сбор материала для которого проходил на базе калмыцкой республиканской станции переливания крови, в г. Элиста, в 1995, 1998 и 1999 гг. Для данной работы использовалась часть пунктов интервью, которая фиксировала в родословных доноров включения из других этнических общностей. Выборка формировалась из взрослых (в основном 20-40 лет), не состоящих в родстве людей обоего пола, в подавляющем большинстве рожденных в пределах Калмыкии, идентифицирующих себя калмыками. К сожалению, на момент опроса не ставилась задача исследования самосознания метисов, поэтому их число, не вошедшее в состав выборки, не зафиксировано. В анкетах осталось лишь 7 записей о людях, которые себя калмыками не считали, но их было больше, т.к. после 1995 г. этот вопрос задавался первым, и в случае неподходящего ответа анкета не заполнялась. Наиболее типичные ответы (на вопрос «кем вы себя считаете?») респондентов, не включенных в исследование: «не знаю», «когда как», «считаю себя русским». За вычетом этих 7, была определена выборка в 500 человек, каждый из которых считал себя калмыком (или калмычкой). Из них:
29 (5,8 %) человек оказались метисами в первом поколении; 46 (9,2 %) имели в родословной от второго (дед, бабка) до седьмого поколения представителей иных этнических групп; 1 (0,2 %) являлся потомком группы, ассимилированной в ойратской среде (манhд арвн); 3 (0,6 %) говорили о возможных включениях, ссылаясь на внешний вид (пигментация кожи и глаз) своих предков во втором и третьем поколениях.
В целом, представление о частоте встречаемости в различных поколениях иноэтничных элементов можно получить по таблице, в которую сведены данные по калмыкам, имеющим те или иные включения в роду (таб. 1).

Таблица 1.
этническая группа всего в выборке пол поколения
2-е 3-е 4-е 5-е 6-е 7-е неопределенное
евреи 1 м              
ж 1            
немцы 2 м 1            
ж 1            
поляки 1 м              
ж             1
украинцы 2 м              
ж 2            
русские 15 м 1 2,5 1        
ж 6 1,5 2       1
татары 8 м 1 0,5 1 1      
ж 1 2,5 1        
казахи 3 м   1          
ж   2          
кабардинцы 1 м             1
ж              
черкесы 5 м     1     1  
ж     1 1     1
чеченцы 3 м             0,5
ж 1   1       0,5
осетины 1 м              
ж   1          
грузины 1 м              
ж     1        
армяне 1 м              
ж       1      
азербайджанцы 1 м              
ж   1          
неопределенные кавказцы 2 м             2
ж              

В первом столбце указаны этнические группы, представители которых отразились в родословных калмыков попавших в данную выборку. В последней строке первого столбца указаны неопределенные кавказцы, т.к. доноры затруднялись указать, из какой именно кавказской группы происходил их предок. Во втором столбце указано количество этих случаев – 47, а не 46, так как в одном случае у человека в родословной было зафиксировано несколько разных включений (бабка по материнской линии была еврейкой, а прабабка (неясно по какой линии) казашкой). В третьем столбце указан пол того или иного предка. В случае, когда донор затруднялся определить пол, в таблице, в частоте случаев указывалось дробное число (0,5; 1,5; 2,5). Количество поколений показывает, к какому именно поколению относился тот или иной предок. В последнем столбце отражены случаи, в которых донор затруднялся определить поколение, и ответ был расплывчатый (черкешенка в роду, чеченцы в роду или русская в роду).
Анализ этих данных показывает, что по времени включения в состав калмыцких родов нашей выборки самыми ранними являются черкешенка в 7-м поколении, затем татары и армяне в 5-м, русские, грузины и чеченцы в 4-м, осетины, азербайджанцы и казахи в 3-м, немцы, украинцы и евреи во 2-м. Кроме того, были названы, но без привязки к определенному времени (в ряде случаев возможно далее 7-го поколения) русские, чеченцы, кабардинцы, поляки и неопределенные кавказцы.
По частоте встречаемости иноэтничные элементы располагаются в следующем порядке: русские 15 (4,5/10,5) (в скобках указано соотношение мужчин и женщин), татары 9 (3,5/4,5), черкесы 5 (2/3), казахи (1/2) и чеченцы по 3 (0,5/2,5); украинцы (0/2) и немцы (1/1) по 2; поляки (ж), евреи (ж), армяне (ж), азербайджанцы (ж), грузины (ж), осетины (ж), кабардинцы (м) – по одному, а также 2 неопределенных кавказца (м).
Пол и этническая принадлежность родителей метисов в первом поколении, считающих себя калмыками, также сведены в таблицу (таб .2)

Таблица 2.
русские украинцы белорусы молдаване кавказские группы чуваши татары казахи алтайцы
м ж м ж м ж м ж м ж м ж м ж м ж м ж
4 13   3   1 1   2     1   1 1   1 1

Как следует из данной таблицы на конец XX в. наибольшее смешение идет с русскими, главным образом женщинами, при этом со стороны калмыков в смешанные браки почти в 2 раза чаще вступают мужчины (20/9).
Вообще же относительно метисации необходимо отметить следующее. По многочисленным свидетельствам очевидцев, в советский (последепортационный) период, большинство метисов предпочитало считать себя русскими, в настоящий момент – калмыками, в то же время метисов носителей калмыцкой культуры и языка можно перечесть по пальцам. Хотя справедливости ради надо отметить, что в наши дни это характерно и для «чистых» калмыков – детей от несмешанных браков. Таким образом, метисы, являясь первым поколением смешения, составляют группу, самосознание которой может меняться гораздо быстрее, чем у представителей исходных групп. Как правило, большинство детей от смешанных браков не имеет четкой этнической идентификации, а их самосознание зависит от многих факторов, анализ которых не входит в задачи данной работы. Несмотря на это, наблюдения в ходе интервью 1995, 1998, 1999 гг. все же позволяют очертить некоторые тенденции: 1) не всегда, но, как правило, метисы в первом поколении называют себя калмыками тем тверже, чем сильнее у них выражены монголоидные черты; 2) принадлежность к калмыкам имеет четкий градиент город – село, метисы – выходцы из сельской местности практически всегда называют себя калмыками, даже в том случае, если их внешность дает повод в этом сильно сомневаться, в то время как рожденные в городе, иногда довольно монголоидные субъекты, на вопрос о своей этнической принадлежности могут давать неясные и расплывчатые ответы; 3) иногда метисы идентифицируют себя как калмыки, после отторжения их русским обществом, происходит это, как правило, в период формирования за пределами республики.
Как уже упоминалось из 500 опрошенных чел., считающих себя калмыками, 29 чел. (5,8 %) были метисами в первом поколении, при этом следует отметить, что равное, либо большее (но никак не меньшее) число метисов калмыками себя не считало. Численность метисов вообще, к сожалению неизвестна, т.к. в результатах переписи населения 2002 г. отражена лишь этническая идентификация субъектов, но не их происхождение. Но если экстраполировать 5,8 % выборки в 500 чел. на всех калмыков численностью в 170 000 чел. (данные по РФ, по переписи 2002 г.), то мы имеем примерно 11,6, либо больший % от 170 000 чел., что грубо составляет 19 720 (либо еще большее число) человек – метисов в первом поколении, из которых половина калмыками себя не считает.

Итак, данные по выборке в 500 чел. показывают, что на период 1995–1999 гг.:
84,2 % людей считающих себя калмыками не имели иноэтничных включений в роду, либо не знали о них;
15,8 % имели эти включения от второго поколения и далее (из них 5,8% – метисы в первом поколении; 9,2 % имели включения в родословной от второго (дед, бабка) до седьмого поколения; 0,2 % являлись потомками группы, ассимилированной в ойратской среде (манhд арвн); 0,6 % говорили о возможных включениях, ссылаясь на внешний вид (пигментация кожи и глаз) своих предков во втором и третьем поколениях).
На основании частот встречаемости некалмыцких элементов в различных поколениях можно грубо выделить относительные доли иноэтничного субстрата и антропологические типы, повлиявшие на облик современных калмыков:

Среднеевропейский (славянские группы и немцы) 20 случаев (5,5/14,5 – соотношение мужчин/женщин);
Южноевропейский (кавказские группы и евреи) 16 случаев (5,5/10,5);
Южносибирский (татары и казахи) 11 случаев (4,5/6,5).

Учитывая то, что эти данные относятся к концу XX в., возраст доноров колебался примерно в пределах 20-40 лет, и то, что в генетике принято за поколение считать 25 лет, мы можем говорить о том, что полученные нами данные описывают примерно 150-200-летний период генетической истории современных калмыков. При этом они в какой-то мере отражают те или иные вехи в процессе взаимодействий калмыков с другими этническими группами. Так, на основании этих данных мы можем сказать, что большинство включений в калмыцкие родословные происходило по женским линиям, а также то, что ближе к современному периоду, количество контактов с татарами и главным образом русскими стало превалировать. В целом же судя по нашим данным можно ожидать некоторого сдвига облика современных калмыков в сторону европеиодных черт, в большей степени – в сторону различных среднеевропейских типов. Конечно, отнесение гетерогенных в физическом облике татар к южносибирскому типу не совсем правомочно. Но в данном случае это не так важно, поскольку если мы отнесем их к южно- или средневропейским вариантам, то это лишь еще более подчеркнет предыдущий вывод.

обсудить на форуме


to the library | номын сан руу | в библиотеку



Hosted by uCoz